05:57 

Смерть Эовин

Rikali Lockwood
...Нет мастерства без волшебства...
Это мой первый фик, опубликован здесь ficbook.net/readfic/1209643, народу понравилось, поэтому решила так сказать опубликовать и здесь.

Смерть Эовин
Автор: Rikali Lockwood

Беты (редакторы): Эмбер Монтоя

Фэндом: Толкин Джон Р.Р. «Властелин колец», Властелин Колец (фильм)
Персонажи: Эомер, Эовин, Фарамир

Рейтинг: PG-13
Жанры: Романтика, Фэнтези, Психология, Философия
Предупреждения: Смерть персонажа
Размер: Мини, 5 страниц
Кол-во частей: 3
Статус: закончен

Глава 1. Эомер
Он никогда не мог представить себе свою сестру старой. Он знает её с самого рождения, гордую, сильную, острую на слова, больше всего ценящую в людях доблесть. Теперь ему было трудно поверить, в то, что ей нельзя помочь. Эовин лежала на постели в княжьих покоях, тело ее было слабо, но сила духа по-прежнему не покидала Деву. Она раздавала распоряжения по содержанию замка и окрестных земель, отчитывала служанок за невыполненную работу, просила чаще приводить к ней внуков. Казалось, она не боялась смерти, так же как и в молодости…
При виде брата старые губы Княжны искривились в лучезарной улыбке. Эовин послала за правителем Рохана сразу после того, как услышала приговор лекарей, и, разумеется, ее брат незамедлительно прибыл в Итилиэн.
Эомер поцеловал старую, иссохшуюся руку своей сестры и сел на край кровати, он долго ее рассматривал, продолжая держать руки женщины в своих. Ему нечего было сказать, он просто молчал. Образы юной Эовин так и всплывали у него перед глазами. Маленькая златовласая девочка упавшая первый раз со своего коня, рыдающая от боли, но все-таки гордая от того, что ей удалось упросить своего дядю о начале своего обучения верховной езде. Двенадцатилетняя упрямая девчонка не желающая учиться вышиванию. Шестнадцатилетняя златовласая девушка, на которую засматривались самые знатные и доблестные рохриммские мужчины, которая, однако, не замечала никого кроме своих двух братьев и горячо любимого дяди. Молодая, несчастная девушка полюбившая чужого мужчину. Раненая, прославленная воительница с грустными глазами. Молодая, красивая невеста, немного боящаяся идти под венец. Горячо любимая жена и мать семейства. Княгиня, острых слов которой побаивались многие. Княгиня, срок которой подходил к концу… Эомер всегда надеялся, что она переживет их всех, однако судьбой было уготовано другое.
– Не печалься, мой брат, – произнесла охрипшим голосом Эовин, – я прожила больше, чем планировала.
Она провела рукой по седым волосам брата, потом по морщинистому лицу, как будто пытаясь запомнить все черты его лица.
– Ты сильно постарел, – заявила она, чуть смеясь. Мгновенье спустя смех женщины перешел в легкий хрип, ей потребовалось некоторое время, чтобы прокашляться. Потом глоток целебной настойки смягчил ей гортань, и она снова могла говорить. Сердце Эомера сжималось от тревоги и тоски, он впервые за долгие годы почувствовал себя бессильным. Он ничем не мог ей помочь, и это раздражало мужчину.
Он видел глаза Фарамира, когда его сестра просила отвезти ее тело после кончины на родину. Когда она охрипшим голосом рассказывала, что хочет быть похороненной рядом со своим братьями и остальной родней. Он видел печаль в его глазах, но ничего не мог сказать. Эомер всегда знал, как его сестра любила своего мужа. Она отдала ему свое тело и душу, только вот сердце всегда металось между выжившим братом и своим супругом. Она любила их обоих, и никогда не могла выбрать кто из них важнее. Впрочем мужчинам снова оставалась только молчать. Последняя воля Эовин была важнее, хоть и казалось им обоим неправильной.
Эомер просидел с ней долго, развлекая любимую сестру рассказами о Рохане, о собственных детях и внуках. Он просидел с ней ни один день, под чутким взглядом Фарамира, не смевшего мешать разговорам брата и сестры. Он был с женщиной до тех пор, пока душа его сестры не обрела покой.

Глава 2. Эовин
Она не думала, что доживет до старости, когда была война. Она вообще не думала, что переживет войну. Эовин помнит себя молодой, помнит свой страх, который разумеется часто испытывала, когда ее братья уходили на войну. Помнит свою готовность умереть в бою, чтобы избежать клетки. Помнит, но все же теперь боится смерти как никогда.
Она лежала на постели, ей было трудно сделать что-либо самой, но она все-таки пыталась. Оперевшись на собственные руки, она попыталась привстать, но ее попытки оказались тщетными. «Проклятье»… Злость на собственную слабость переполняло Эовин. Она не любила слабость, тяжелые оковы, которые делали ее беспомощной. Не любила, но ничего не могла сделать…
Послышались тихие, шаркающие шаги, прикосновение теплых рук. Зрение женщины было слабым, особенно в глубокой темноте холодной ночи, но другие чувства ее не подводили. Она узнала его по шаркающей походке, по запаху, по нежным прикосновениям рук, которые касались княгини большую часть ее жизни. Фарамир помог Эовин подняться и присесть на кровати, подложив под спину супруги многочисленные мягкие подушки. Он дал ей воды и хотел накормить. Женщина отказалась от еды, ей было трудно глотать и совсем не хотелось есть.
Старый князь целовал руки своей жены. Он держался спокойно и уверенно, так же как и при их первой встрече. Его истинное состояние выдавал лишь печальный взгляд, который в этот раз был направлен на умирающую супругу.
– Леди…
Губы женщины искривились в легкой улыбке, а руки ее сжали сильнее такие же старые от времени руки супруга. Фарамир всегда обращался к ней так, чем всегда вызывал легкий румянец смущения на ее щеках. В день их первой встречи он произнес это слово не один десяток раз. На свадебном ложе он шептал, как любит свою Леди, и никому ее не отдаст. Он не позволял себя непочтительного обращения с ней, даже когда они ссорились. Он упрямо твердил "Леди", потому что для него Эовин была именно ею.
– Леди… – голос мужчины немного дрогнул, но он все-таки продолжил, смотря женщине прямо в глаза, – если вы хотите я могу послать за …
Эовин прервала своего мужа поцелуем. Она знала, что речь пойдет об Арагорне. Она знала, что Фарамир пошлет за ним, если на то будет воля его жены. И она знала, что король не сможет отказать умирающей женщине. Эовин знала, что ее супруг будет стоять молчаливо в стороне, не подавая вида, что сгорает от ревности. Эовин слишком хорошо знала, что может ранить своего супруга, поэтому и не просила.
– Я не хочу. – Голос Эовин был тихим, но уверенным. Она знала, что ее увлечение Арагорном в молодости всегда тревожило Фарамира и было почвой для многочисленных сплетен. Князь никогда не упрекал жену, но легкая тень ревности всегда витала в их отношениях. Она всегда была честна с ним, в ее сердце поселилась нежность к мужчине с первой их встречи, и, разумеется, она всегда была верна ему, хоть и полюбила не сразу. Княгиня помнит, как избегала ухаживаний доблестных рохримов, потому что не видела среди них никого достойного своей руки. Она помнит, как избегала общество Гримы, который был настойчивее их всех, поэтому пришлось окружить себя многочисленными служанками, которых она так не любила. Эовин была несчастной и очень уязвимой в тот момент, но находилась в здравом уме. Она не хотела отдавать свое тело и душу в руки этому ристанийскому выскочке. Надежда поселилась в женщине с приездом доблестного рыцаря, но была мгновенно похоронена, не встретив ничего кроме уважения и учтивости к дочери королей. В палатах врачевания она уже смирилась с одиночеством и почти поклялась, что больше не предложит свое общество ни одному из мужчин. Но все изменилось с его появлением. Он был учтив и ласков, и не позволял себе ничего непочтительного. Фарамир позвал ее с собой в Итилиэн, и она пошла, хотя до конца не верила в его выбор. Княгиня видела искреннее желание в глазах своего супруга, когда они оставались наедине. Она верила его ласкам и словам любви, и всегда сетовала в душе, что не встретила его раньше.
– Все кто мне нужны, уже здесь. – Эовин не отпускала руки Фарамира, наслаждаясь последними в своей жизни моментами близости с супругом. Они еще долго говорили при свете догорающей свечи. Княгиня просила ее простить за то, что она его обидела. Рассказывала ему о том, что не разрешала прикасаться к себе не одному мужчине, кроме него. О том, что пошла с ним добровольно, и никогда не жалела о своем решении. О том, что после смерти желает быть похороненной рядом с ним, в любом из мест на этой земле, которое он выберет сам.

Глава 3. Фарамир
Князь не мог уже встать с кровати третий день подряд. Он был слаб, но еще в сознании. Он видел скорбящие лица детей и их невесток, печальные глаза внуков и внучек, в которых можно было увидеть черты их прекрасной бабушки, слышал тишину скорбящего люда за стенами. Наверное, он был хорошим отцом и правителем, раз его приближающаяся кончина встревожила так много людей. Так пугающе тихо здесь было только однажды, когда умирала главная драгоценность Итилиэна…
Фарамир много раз себя представлял свою кончину. Скорой… в бою… на бранном поле… Так умирали многие войны, так умирали многие короли, так умер его брат, так умерли родственники его жены. Фарамиру же всегда каким-то образом удавалось вернуться домой, хорошо потрепанным, но живым.
Князю нравилось возвращаться домой, больше чем в молодости. Раньше в Минас–Тирите его ждал брат, военные тренировки и многочисленные поручения, щедро сыпавшиеся от его отца-наместника. Теперь в Итилиэне его ждала жена Эовин. Она ждала его всегда, в независимости от времени дня, года и настроения. Она всегда встречала своего супруга одной из первых.
Фарамир встретил Эовин в тяжелое время. Он потерял в войне своего брата и отца. Он был раненым и прославленным воином, однако, с приездом короля стал особо никому ненужным. Фарамир встретил Роханскую Деву в палатах врачевания. Она была красива, но очень печальна. Все говорили о ее подвиге, но она казалось, совсем не радовалась всеобщему вниманию. Она избегала общества людей, предпочитая ему одинокие недолгие молчаливые прогулки в обществе своей служанки. Фарамир видел, какие взгляды бросают на Деву другие мужчины, но она никого не замечала кроме своего любимого брата.
Эовин была влюблена в другого мужчину, но соглашалась проводить время в его обществе. Девушка не сразу заметила нежности гондорца, однако Фарамир был терпелив. Она была холодна и держалась отстранёно, но краснела от каждого комплимента мужчины. Фарамир был ласков и вежлив с роханкой, она позволяла себя обнимать. Мужчине не хватало дневных прогулок, и она приходила на свидания украдкой по ночам. Фарамир позволил себе украсть у нее несколько поцелуев, она не сопротивлялась, но и не отвечала ему.
Эовин Роханская пошла за ним в Итилиэн неуверенно. Отчасти от отчаянья, отчасти из-за собственных чувств к мужчине, которые боялась до конца признавать. Она недолго тосковала по брату и покинутой родине, но очень скоро начала расцветать еще больше.
Князь искренне любил свою супругу. Ему нравилось проводить с ней время, ему нравился ее смех, ему нравился ее гнев. Он часто ее ревновал, но редко говорил ей об этом. Эовин часто ревновала супруга, что приносило мужчине определенную долю удовольствия. Они прожили счастливую семейную жизнь, которую смогла прервать только тяжелая болезнь жены.
Фарамир никогда не думал, что его жена умрет первой, но судьба распорядилась иначе. Он редко покидал ее в те дни, пытаясь провести с ней как можно больше времени напоследок. Он не мог соперничать с ее братом, да и это было глупо: она всегда любила их обоих. Он был готов исполнить любую ее волю, но она не просила многого перед смертью. Ее последние слова о любви к нему – были лучшим бальзамом для мужчины.
Фарамир организовал красивые похороны для своей жены, на которые съехалось много народу. Он прожил оставшиеся несколько лет своей жизни с тяжелым чувством тоски, но продолжал радоваться жизни. Он принял свой приближающийся конец с облегчением, надеясь встретить за чертой свою жену.

***
Маленькая златовласая девочка положила на могилу букет белых цветов. На вид ей было около двенадцати лет, она была одета в дорогие ткани, которые говорили о ее высоком происхождении. Она была совсем одна, но держалась гордо. Она обернулась, когда услышала тяжелые шаги позади себя. Девочка немного испугалась, но попыталась изобразить уверенность. Перед ней стоял статный мужчина-незнакомец с букетом из белых цветов, а позади него она увидела отца. Девочка сразу же подбежала к отцу, а мужчина направился к могиле. Он положил цветы на могилу княгини и князя, немного постояв,подошел к князю Итилиэна и его дочери. Они вместе пошли в сторону дома. Отец и незнакомец говорили о разных делах, а девочка молча шла рядом. И только у входа мужчина заметил, что дочь князя очень похожа на Эовин Роханскую.

@темы: Эомер, Эовин, Фарамир, Творчество, Лирика

Комментарии
2013-10-02 в 08:55 

Очень смелое продолжение произведения Толкиена, и в тоже время очень реальное. Мне понравилось. Спасибо, удачи.

2013-10-02 в 09:02 

Rikali Lockwood
...Нет мастерства без волшебства...
лотлориэн, спасибо, это всего лишь моя зарисовка, на то как бы это могло быть) дата смерти Эовин вроде бы нигде не указывается

2013-10-02 в 14:09 

Мне кажется если бы Толкиен написал последние часы жизни Эовин, то написал бы именно так, как написали Вы. Ну или добавил немного сказки. А у Вас получилось как в настоящей жизни, реально и правдоподобно.

2016-01-28 в 12:41 

Все конечно очень здоров, если не учитывать, что Эомер умер в 63 году четвертой эпохи. Дата смерти Фарамира - 83 год. Из этого же продолжения следует, что Эовин умерла раньше Эомера, а значит Фарамир пережил ее едвали не на 20 лет.

URL
   

Средиземье

главная